Герб МарГУ
424000, г. Йошкар-Ола, пл. Ленина 1
тел: +7 (8362) 688-002
e-mail: rector@marsu.ru

Необходимо поменять отношение к отечественным научным журналам

28.12.2016

Российские ученые не менее ученые, чем западные коллеги. Но как это им доказать? Зачастую на международных научных мероприятиях российские ученые чувствуют себя, мягко говоря, не в своей тарелке. Особенную предвзятость они порой ощущают в общении со своими бывшими соотечественниками, которые уехали из страны в поисках лучшей доли. Как правило, те смотрят на россиян как на неудачников, которым повезло меньше, чем им, перебравшимся за границу. Надо признать, что карьера нашего ученого за рубежом развивается гораздо быстрее, чем на Родине. Едва только он покидает Россию, на него начинают обращать внимание научные журналы, которые до этого упрямо игнорировали предлагаемые им работы.

В списках не значатся

Без публикаций в журналах, состоящих в перечне Web of Science и SCOPUS, в масштабах мировой науки формально ты даже не ученый, а никому не известная «букашка», будь хоть семи пядей во лбу. Опубликовать научную статью в этих журналах российскому ученому невероятно сложно. Впрочем, отечественным научным журналам не менее сложно попасть в перечень изданий, статьи которых индексируются со стороны Web of Science и SCOPUS. В общем, у иностранцев прослеживается традиционно предвзятое отношение к тому, что связано с Россией, даже в сфере науки.

Надо сказать, что проблема игнорирования российских ученых иностранными научными журналами существует давно. Хотя еще 30 лет назад, во времена Советского Союза, практически весь мир пристально следил за научной работой наших соотечественников, и у них для признания не было большой необходимости публиковать свои труды в зарубежных изданиях. Публикации выходили в советских научных журналах, естественно, только на русском языке, и зарубежные коллеги наших ученых сами заказывали переводы научных статей, на которые впоследствии активно ссылались в собственных публикациях. А сегодня на статьи в российских журналах вообще предпочитают не ссылаться. Будто бы они стали невидимы для научного мира за пределами России. Как будто их не существует в природе. Как не существует и работ, которые регулярно публикуются в них и зачастую имеют важность для всей планеты.

С другой стороны, «видимость» статей, опубликованных в современных российских журналах, как раз и определяется тем, находятся они в списке изданий, индексирующихся системами Web of Science и SCOPUS, или нет. Отечественную науку словно изолировали от остального мира, не давая ей возможность заявить о себе. Другими словами, игнорированием ее нейтрализовали как конкурента, указав на место в мировой науке. И место нам, надо понимать, отвели где-то ближе к концу общемирового списка.

Всего лишь бизнес

С другой стороны, опубликовать результаты своих исследований российскому ученому сегодня несложно, были бы финансовые возможности. Многие из ученых регулярно получают на электронную почту предложения от всевозможных изданий об опубликовании научных работ. Причем издателям совершенно неинтересно, в какой области специализируется ученый – в генетике или радиофизике. Предложения рассылаются «веерно», потому что это коммерческие предложения. Ни для кого не секрет, что сегодня это неплохой бизнес для издателей, поэтому, судя по коммерческим предложениям, им все равно, что в одном номере могут оказаться результаты исследований, проведенных в совершенно разных отраслях науки. Помнится, раньше в нашей стране существовала отраслевая периодика, и в журнале «Успехи современной радиоэлектроники» было немыслимо опубликовать работу на тему, далекую от заявленной в названии издания. Сегодня существует целый ряд научных журналов, которые носят универсальные названия, не ограничивающие тематику публикаций, поэтому и предложения от них рассылаются как генетикам, так и радиофизикам. В них за деньги можно опубликовать практически любую работу.

Это всего лишь бизнес. Поэтому большинство подобных изданий, как правило, не индексируется серьезными системами, такими, как Web of Science и SCOPUS. И это вполне разумно, поскольку за деньги порой публикуются очень низкопробные работы, которые, судя по содержанию и выводам, даже не проходят через рецензентов. В подтверждение этих слов можно найти массу информации о том, что нередко результаты научных исследований, опубликованных в «мусорных» изданиях невозможно повторить. Как такое может быть? Потому что при опубликовании подобных работ главным мерилом, к сожалению, является не их актуальность, значимость для науки, содержательная часть, в конце концов, а факт их оплаты. И я не говорю сейчас только о российских журналах, на Западе их нисколько не меньше, даже существенно больше. И многие из них, кстати, нередко состоят в «сакральных» списках изданий, индексируемых со стороны Web of Science и SCOPUS, однако воспринимающихся именно как несерьезные.

Надуманные препятствия

С журналами, созданными именно для того, чтобы зарабатывать на научных публикациях, а не развивать науку как таковую, все понятно. Но почему игнорируются те немногие российские издания, которые выходят на протяжении десятилетий и публикуют только действительно достойные работы? Почему системами Web of Science и SCOPUS индексируются наши единичные издания, из-за чего подавляющее большинство работ российских ученых в мировом масштабе остается незамеченными?

Российскому журналу попасть в эти системы невероятно сложно – складывается впечатление, что условия выдуманы специально для того, чтобы наших изданий в них было как можно меньше. Не хотят иностранцы работать с оглядкой на достижения российских коллег. Видимо, это такая политика – показательно считать, что в России наука третьего сорта. Будто бы не мы изобрели первую в мире электрическую лампочку, радио, самолет, водородную бомбу, запустили в космос первый искусственный спутник Земли, пилотируемая космонавтика – не наше достижение… Удивительно ли, что при таком предвзятом отношении ни одна из работ выдающегося современного российского математика Григория Перельмана, доказавшего в 2002 году гипотезу Пуанкаре, не попала ни в один научный журнал?

Раньше редакции таких журналов внимательно наблюдали за «курируемыми» отраслями науки, и редакторы сами искали авторов публикаций для очередного номера, предлагали им журнальные площади. А теперь редакторы рассылают ученым «коммерческие предложения» с расчетом на то, что те раскошелятся на публикацию. Такой подход привел к тому, что некоторые издания попросту обманывают – заверяют в том, что статьи индексируются и SCOPUS, и Web of Science, а журнал фактически даже не издается. Присылают ученому электронную версию его публикации в PDF, он на нее ссылается в надежде, что она проиндексирована, а журнал в свет не выходил! Начинают выяснять, с кем велась переписка, и обнаруживают, что IP-адрес издания с помпезным названием, в котором фигурируют такие красивые слова, как «европейский», «американский», «всемирный» и т.п., зарегистрирован в… Пакистане! И ученые, отвлекаясь от своей основной деятельности, вынуждены щепетильно выяснять, не собираются ли они выбросить деньги на ветер, «купившись» на заманчивое предложение о публикации? Интернет пестрит «черными списками» подобных изданий и комментариями ученых, которые были обмануты, по сути, мошенниками.

От этой порочной системы страдают, конечно же, и российские вузы, ведь их научная деятельность во многом оценивается по публикациям, проиндексированным Web of Science и SCOPUS. Поэтому и вузы вынуждены тратиться на опубликование работ своих ученых. Иначе им не то, что серьезные гранты не выиграть – не выполнить показатель научной деятельности в мониторинге эффективности вузов, который ежегодно проводит Министерство образования и науки РФ.

Вуз считается успешным, если у него есть публикации в Web of Science и Scopus. Только с учетом этих публикаций он может претендовать на позицию в рейтингах мировых университетов. Стоит ли удивляться тому, что значительную часть средств, выделяемых вузам из государственного бюджета по программе «5-100», тратятся на публикации работ ученых в зарубежных журналах?

Вопрос политический?

Почему перестали считаться с российскими учеными за рубежом, зачастую негласно относя их в профессиональном сообществе к разряду неудачников? Только из-за того, что у них из-за недоступности зарубежных изданий низкая цитируемость? Но ведь это не говорит о том, что работы российских ученых менее значимы, чем труды их иностранных коллег, к которым более лояльна нероссийская научная пресса. Как только уезжает наш соотечественник работать в зарубежный университет, для него автоматически становятся доступными страницы серьезных изданий. Потому что он фактически перестает считаться российским ученым.

Хотя для россиянина есть еще один способ, который позволяет разместить научную статью в зарубежном журнале с высоким импакт-фактором, – указать в соавторах иностранного коллегу, нередко отводя себе второстепенную роль. Но разве это выход из ситуации? Когда россиянин начинает публиковать работы с зарубежными коллегами, его отрывают с руками. И наши ученые вынуждены искать партнерство и публиковать свои работы с соавторами, хотя эти люди соавторами не являются. Но иначе путь на страницы серьезных изданий заказан.

В сложившихся условиях возникает вопрос: «А нужно ли России плясать под дудку западных стран, которые с каждым годом к ней становятся все менее благосклонны?» И вообще, почему мы должны надеяться на эту самую благосклонность, пытаясь выполнить заведомо невыполнимые условия? Может быть, настало время обратить внимание на российские научные издания, чтобы наши ученые могли публиковаться в отечественных журналах, а не копить деньги на иностранные? Почему бы нам внутри своей собственной страны перестать подстраиваться под условия, которые выставляет Запад? Ведь, по сути, мы пытаемся играть по правилам, которые специально написаны против нас. Свои-то вузы почему оцениваем по тем же самым правилам? Разве у себя, в России, мы не можем оценивать работу ученых и вузов по публикациям в отечественных журналах, обозначив авторитетнейшие из них в каждой отрасли научного знания? Ведь даже в конкурсах, которые объявляет Министерство образования и науки РФ, устанавливается критерий по числу работ, учтенных в Web of Science, Scopus… Если мы сами игнорируем отечественные журналы, чего ждать от иностранцев?

Не остаться на задворках

В России мог бы быть составлен альтернативный список нашей научной периодики, чтобы признанные эксперты подтвердили – да, этот российский журнал никуда не включен, но, например, издается с 1930-х годов, у него есть имя и статус. Мы должны хотя бы признавать этот статус. Пусть эти издания будут переводными на английский язык, раз мир сейчас отказывается читать на русском. Именно таким образом некоторые отечественные издания вышли из положения, например, «Известия академии наук». Кроме того, если издание будет публиковать только действительно достойные работы, тогда и число подписчиков на него вырастет, и признание в профессиональном сообществе появится.

Как объяснить то, что системы учитывают целый ряд зарубежных журналов, которые качеству опубликованных работ нисколько не лучше российских? Только предвзятостью к российским изданиям. С тем же Китаем такого не происходит. Например, в систему Web of Science включено много китайских научных журналов. Что это дает стране? В мировом рейтинге много китайских университетов.

Возможно, нам стоит централизованно заняться проблемой включения российских изданий в наиболее востребованные системы индексации. Иначе российская высшая школа так и останется на задворках мировых рейтингов университетов, а открытия наших ученых не будут известны мировой научной общественности.

Короткая ссылка на новость: https://marsu.ru/~rDt3e
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru